Для того, чтобы понять жречество, мы можем ввести метафору одержимости как неосознаной захваченности силами, которые превосходят самосознание в человека. ТО есть сохраняется иллюзия самосознания, но его уже нет, а иногда нет и иллюзии



Гопники, которые ходят по улице, похожи на чертей.



Психологические комплексы — термин, который сейчас регулярно используется в светских контекстах, порой достаточно далеких от кабинета психотерапевта. В обиходе под комплексом чаще всего имеется в виду «больное место», ограничения, присущие человеку, уязвимость, которая ведет к неадекватному поведению . Изначальное же понимание этого слова имеет совершенно другое значение.

Термин "психологический комплекс" ввел Карл Густав Юнг. Работая с так называемым ассоциативным тестом, он заметил необъяснимые задержки ассоциативного ряда и предположил, что психика в значительной степени более неоднородна и дезинтегрирована, чем предполагалось ранее. Эти осколки психики, по каким-то причинам получившие значительную автономность и власть, приоритетность в психических процессах, Юнг и назвал комплексами.

«… комплексы ведут себя подобно Декартовым чертям, и похоже, получают удовольствие от своих проделок. Они подсовывают не то слово в чей-то рот, они заставляют забыть имя человека, которого как раз кому-то надо представить, они вызывают зуд в горле каждый раз в момент самого тихого фортепьянного пассажа во время концерта, они заставляют позднего визитера, крадущегося на цыпочках, перевернуть с грохотом стул. Они заставляют нас поздравлять с чем-то людей на похоронах, вместо того, чтобы выразить соболезнования они подстрекают нас на все то, что Ф.Т, Фишер приписывает непослушному объекту. Они являются действующими лицами наших снов, с которыми мы так самоотверженно сражаемся, они — эльфы, так ярко описанные в датском фольклоре в истории о пасторе который пытался обучить двух из них молитве.

Таким образом, комплекс —это изолированный психический процесс, обладающий значительной степенью автономии, собственной памятью и протохарактером. Эти комплексы принимают активное участие в жизни человека, вне зависимости от степени его душевного здоровья или патологии.

Для современной психологии идея того, что психика неоднородна, фрагментарна, достаточно устойчива и ясна. Разные психологические подходы предлагают различные наборы изолированных психологических процессов. Транзактный анализ предлагает делить психику на Родителя, взрослого и ребенка, Перлз выделял собаку сверху и собаку снизу, В НЛП как в более постмодернистском подходе предлагается рассматривать части как метафору, которое отражает "целоевнутри целого", существуюшщее в пространстве воображаемоего, но тем не менее оказывающее на реальность человека существенное воздействие.



Юнг подчеркивает автономность этих сил.



В НЛП комплексы называются частями личности. Часть личности — это метафора, лотражающая «целое внутри целого», существующее и сосуществующее с другими целыми по определенным правилам.





В исключительных случаях — под воздействием психотропных препаратах, при психотических эпизодах, а также в результате других причин ослабленное эго попадает под коньтроль комплекса, или части. комплекс поглощает эго, становится больше его. В средневековье такое состояние называли одержимость.



В современной пситхиатрии есть понятие диссоциативного расситройства личности — весьма экзотического и непринимаемого частью специалистов изза редкости и трудности дифференциальной диагностики. Человек, страдающий диссоциативным расстройством, имеет фрагментарную психику, разделенную на несколько фракции, настолько видимо изолированных другот друга, что представляют собой отдельных личностей . Самй изветсный пример - Билли Милиган — имел 23 таких личности внутри себя



мы можем пойти дальше и предположить, что в любой момент времени мы так или иначе находимся под воздействием разныхъ сил, которые сам юнг называл архетипическими . эти силы тонко воздействуют на нашу психику и практически всегда больше чем наша способность самих себя осознавать. они настолько большие что мы их просто не видим, лишь проводим.





наличие таких комплексов обхясняет поче му например мы можем орсознавать что осуществляет в определенной степени самодеструктивное поведение, находясь в эмоциональной зависимости, или в зависимости от вещества, но тем не менее вынуждены просто смотреть как сами разрушаем свою джизнь. Бытовое морализирующее поле говорит нам возьми ответственность за свою жизнь, но такое послание лишь усугубляет внутреннее напряжение и отчаяние потому что эго оказывется неспособным взять под контроль эти эфимерные сущности которые оказывают столь реалистичное воздейтсвие.





Юнг также утверждает, что огромной интенсивности ужас присущ у эго перед комплексами. Страх потери контроля — одна из ключевых черт обсессивной личности как и многших других. прваилньо было бы утвреждать страх потери иллюзии контроля. потому что вне зависимости от того, как жется ли нам, что мы чем то управляем, это процесс остается весьм а спорным и современная нейробиология отрицает наличие с вободной воли ук ченловкка.





в современной психологии сущемствует скорее постмодернистский взгляд на части личности — что это некоторые метайоры произвольно выделяемые из супа психе, овеществляемые по запросу длдя терапевтической работы. Юнг же настаивал на феноменолоичпеской реальнсоит комплексов, говоря об очеуидности этого в случаен если комплексы приводят к разрушению. и что предлоржение перетать воображать не работает.



сложность контролировать эти комплесы и наш суеаверный страх перед внутренними частями обусловлен надличностной прирордой этих структру.



Захваченность каким-то опытом одержимость. он трипует. то есть опыт сильнее слиы осознвания и возмодности контроля.



в чьем ты трипею кто в тебе сочетается.





возможность произвольно интегрироваться и дезинтегрироватсья это признак наиболее сильной и здорровой психики. обычно такая способность вырабатывается за долгие годы настойчивой медитативной или псхиоделической практики. либо является присуща изначально .

p.p1 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 12.0px 'Helvetica Neue'} p.p2 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 12.0px 'Helvetica Neue'; min-height: 14.0px} Эрнест Беккер использует понятие «человеческой ситуации» — это что-то вроде комплекса щекотливых проблем, с которыми мы неминуемо сталкиваемся, будучи человеками. Рождение, смерть, иррациональность эмоций, ограниченность познания, жажда любви и смысла. И еще две: забвение — свойство памяти и психики сужаться до повседневного состояния сознания, и неизречимость — невозможность передать внутренний опыт.











Этот текст почему-то дается мне тяжело, хотя при личной встрече я охоч на эту тему попиздеть. но попробую



К этой же непростой ситуации относится бессмысленность.



***





От бессмысленности, неопределенности, тревог за будущее и за свое место в жизни страдает эго. Здесь я использую это слово как особый









В школе лет с 14 в мою жизнь пришла музыка. Мало что меня волновало больше, чем









Мы можем представить, что разные люди служат разным силам. кто то служит порядку кто то хаосу. мой друг рома служил свободе. мой друг юра служит гедонизму.



в моей жизни были переживания когда все события прошлого выстраивались в ряд как парад планет и я вдруг начинал понимать обратной логикой зачем я здесь



жречество - это служение . это не особо эхотерически концепт, хотя иерпминология такая подозрительная. жрец может быть осознанный и неолсознанный.



если я служу не осознанно то я рискую продолжать быть не успокоенным



от отсутствия смысла страдает эго. и вообще в целом стардает эго. любые смыслы направленные на усиление эго полдностью не удовлетворяет и в конечном сычете приносят страдание

для того чтобы получить истинное успокоение и действителньо чувствовать покой и единение нужно использовать смыслы которые растворяют эго делают его меньше. трансцендируют его.



в этом смысле хорошо работает творчество, помогабющие специальности и так далее.



если мы смотрим на себя и на других как на жрецов — то единственный вопрос который нас волнуюет э.то что бы быть максимально чистым проводником какой то силы.



эта сила может быть недифицерованна может быть мифологически персонифицированна для удоства, может быть роль.



мы можем предплоложить что все чкему то служат но с разным успехом.



чтобы быть в согласии нужно понимать чтеу ты служишь или чему бы ты хотел служить.









+++Я много размышляю о смысле. Экзистенциалисты говорят, что его нет. Но я не знаю, зачем тогда жить?









Смысла в жизни, понятное дело, нет, по крайней мере в том виде, в котором об этом принято рассуждать. Никто не рождается с бумажкой, зажатой в маленьком кулачке, на которой написано: быть тебе ютуб блоггером.



Тем не менее, мы нуждаемся в смысле. До жути нужен ответ на вопрос для чего я живу. Не просто же так сформировалось мое сознание, способное осознать себя? Неуютненько об этом думать. Эрнст Беккер называет это комплекс щекотливых проблем "Человеческой ситуацией". Вот и ходим, думаем — как бы изъебнуться?



Или вот например, более узкая тема — реализация.







Лайфхак заключается в том, что и смысл и бессмысленность — это переживания. И от бессмысленности страдает наше эго — то есть наша глубокая привязанность к самому себе .

Любые практики на размягчение эго параллельно помогают решить вопрос сл смыслом. Нет человека, нет проблемы.







Дела жизни не существует. Нельзя обрести то, чего нет.



Когда мы понимаем, что хотим отдавать, что хотим сказать, контактируем с этим на телесном уровне, то выбор конкретной деятельности не стоит перед нами столь остро. Все, что мы делаем, начинает выражать то, что мы хотим транслировать. В каком-то смысле, делая разное, мы делаем одно и то же. Мы просто выбираем наилучшую форму для своего послания, стараемся быть чистыми проводниками.



А может, я утратил с этим связь, обложившись подушками повседневности.





Когда человек на своем месте, делает что-то для важное, он счастлив и глубоко спокоен внутри.



Многие пытаются найти «дело своей жизни», однако у них это не выходит. Они пробуют одно, затем другое, в итоге разочаровываются и бросают.



Кто-то страдает от так называемого синдрома самозванца — все кажется, что я недостаточно компетентен, симулирую, занимаю не свое место по праву.



Все дело в том, что никакого дела жизни не существует. Никто не рождается с бумажкой, зажатой в маленьком кулачке, на которой написано: дело твоей жизни - быть бьюти блоггером на ютубе. Поэтому нельзя найти того, чего нет. Слишком зацикливась на поиске вовне, мы попадаем в нарциссический коуб и позволяем расти внутреннец пустоте.



Я предлагаю посмотреть на деятельность под другим ракурсом – не как цель, а как на медиум, как на язык, на котором мы говорим. Язык – это средство передачи информации, но не само послание.

Если деятельность – это форма, внешняя оболочка, то каково содержание?



***

Для меня профессия вторична.

Важно — что я хочу транслировать и отдавать и состояние, в котором хочу пребывать.



Может, изменилось то, что я хочу отдавать



А может, я утратил с этим связь, обложившись подушками повседневности.



***









Жречество



Можно посмотреть на жизнь любого человека как на смесь различных энергий, которые он проводит. В этой идеи не так много жеманного эзотеризма, как может показаться на первый взгляд, это скорее пространство метафор.



Например, кто-то служит Порядку, проводит идею упорядочивания. При любой возможности он старается привести в порядок все, что его окружает.



Другой человек, например, служит любви, и во всем , что он делает, он старается транслировать эту ценность.



Дл удобства эти энергии мы можем даже слегка персонифицировать.

Тогда кто-то служит, например божеству гнева и хаоса, а кто-то – богине свободы.



Продолжая спекулировать вокруг этой метафоры, можно утверждать, что жречество может быть осознанным и неосознанным. То есть хти энергии, или этих божеств, мы можем проводить, называя себя их Проводником и строя идентичность вокруг этой идеи, а можем делать это неосознанно. В последнем случае это чревато различными казусами: например, служащий порядку будет навязчиво все убирать и разрушать, а служащий радости окажется в итоге зависимым и разрушаемым.



Когда я знаю, какую силу провожу тли какую хочу проводить, я имею возможность на нее глубоко настроится. Весь мой фокус направляется не на то, что я делаю, не на то, какой я, когда я это делаю, а на то, как мне быть наиболее чистым проводником.



Это важный момент. Когда я фокусируюсь на идеи трансляции, становлюсь проводником того, чтотпо определению больше, чем я , то Я исчезаю. Как в глубокой межитации я перестаю существоват. Я думаю, это и есть истинное счастье







Я предполагаю, что каждый из нас чему -то служит, служит какой то энергии, силе, архетипу, как это не назови.

Жречество, или служение, может быть неосознанным.



Например, мы можем представить, что человек слуэит порядку, является проводником этой силы. Если он







Мы затрагиваем тему Зова. ЗОВ – это внутренний камертон, который резонирует с чем то в нашей реальзоности, рождает внутренний отклик. зов это ответ на вопрос что я хочу отдавать





Деятельность -

Поиск себя - ирудное дело. Это блуждать по темному лесу. Помск своего дела начинается не с того , что сейчас самое прибыльное, а с того, что я хочу этой деятельностью суазать миру дать ему



Тогда вопрос не в том, чтобы найти идеальное дело и свое место, а в том , стобы стать идеальным провожником энергии силы ценнлсти которач льется через тебя. А когда я проводник , я как я исчезаю, так заодно решается продлема смысла. Нет меня, нет моего смысла жизни, некому про это думать. Очень антинарциссическач позиция.



Так вот как нащупать энергию которой я служу

Осознанное жречество

Мы все служим каким то силам

Кто то служит силе поряжка

Кто то чистоты

Кто то злости

Кто то богам войны

Кто то богам любви



Что я хочу отдавать

Что я хочу создавать в этом мире



Коннект с этим так называемым зовом дает нам очень много







В каком то смысле делая разное мы делаем одно. Мы выбираем наилучшую форму и старемся быть лучшими провониками





Когда мы понимаем, что хотим сказать, что хотим отдавать вовне – другим людям, живым существам, планетам или просто готовы служит идеям – и когда мы чувствуем этот источник внутри своего тела, души, в таком случае выбор конкретной деятельности, которой стоило бы в этой жизни заниматься, не стоит так остро. Если мы связаны с этим источником внутри нас, то все, что мы делаем в любой момент времени, начинает происходить из этого истлчнтка и окрашиваться им. В каком-то смысле делая разное, мы делаем одно и то же. В этом случае фокус не на том, что именно следует выбрать, а на том, как мне быть наиболее чистым проводником этой силы.



Мим



Раз раз



Проблема предназначения и смысла не решаема, если решать ее в лоб. Можно перебирать профессии, очаровываться, разочаровываться, искать дальше, но этот путь тупиковый.



Я не могу однозначно идентифицироваться с тем, что я делаю, если я не чувствую, что через свою деятельность я хочу нести.



Если я не понимаю этого, я могу спросить себя — а что я уже несу.





Если я в контакте с тем сокровенным что внутри меня просится наружу, или уже и так сочиться сквозь меня то моя задача — не мешать, быть наиболее чистым проводником, служить силе,

, признавать ее.





Служение



Можно воспринимать себя как боевую единицу и протягивать себя сквозь ткань реальности



А можно быть проводником

Если ты проводник то то что тебя волнует жтт как оставаться наиболее чистым проводником



Это служение

Трансценденция эго



От бессмысленности страдает эго

Поэтому все способы которые позволяют расслабить эго параллел но решают вопросы со смыслом. Вбок.



Мы все чему то служим

Осознанно или неосознанно

Осознанное жречество дает возможность направлять и питаться



Неосознаннле может проявляться деструктивно



Ослзнанное дает право.



Что я уже отдаю?



Что бы я хотел транслировать





Смысл релко бывает индивидуальным. Нас питает только то что выходит за наши пределы. Я должен влиять на людей на планету тогда я наполнен.











Откат к базовым настройкам.



Мы существуем в сложных ритуальных системах, и одновременно в мире глубокой внутреннего обедненря, уоторпя заставляет нас изобретать все бллее сложные выяурные способы и ритуалы чтобы чувствовать себя более или менее заставить последние малекулв серотлнина в голове хоть как то работать. Покупаем спецтфические туры курим наркотики, элитная недвижимость все признаки духовного обеднения.



Нет контакта с собой прицел сбит



Выход — рткат к батющовым настройкам. Яедовеку на самом деле нужно очень мало просто он об этом забыл



Нужно напомнить ему об этом

p.p1 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 12.0px 'Helvetica Neue'} p.p2 {margin: 0.0px 0.0px 0.0px 0.0px; font: 12.0px 'Helvetica Neue'; min-height: 14.0px} Часто думаю о неизречимости — принципиальной непередоваемости человеческого опыта, во всяком случае, на данном этапе развития психотехнологий.



Например, депрессия. Как мы можем понять другого с таким диагнозом, если ни разу в жизни наша психика не позволяла нам так далеко выйти за сигнальные буйки? Наверное, мог бы подумать я, депрессия похоже на то состояние, что я испытывал, когда не сдал экзамен. Только длится дольше. Странно, ведь то мое состояние длилось всего лишь несколько часов, а потом мне удалось переключиться. Как же у него не получается сделать то же самое?



В философии есть понятие квалиа — совокупность внутреннего опыта, недоступного для передачи. Наука пока не может разгрысть квалиа на составляющие.







Часто, когда мне нужна поджержка, я фантазирую о shared expirience — мысленно дюоткрываю другому свой мозг, говорю, чмотри как там у меня, без лишних слов.



Неизречимость опыта препятствует распространению неконвецтонального опыта.



Неизримость не только препятствует контакту, но часто мы сами себе не можем воспроизвести опыт который испытали недавно. Сразу заьываем.







Больше всего я хочу быть понятым, но понятым не когнитивно, или — не столько когнитивно. Хочу чтобы человек прожил опыт того, что было у меня, и сказал — да, теперь я понимаю о чем ты.





не устаю думать о принципиальной непередаваемости человеческого опыта, во всяком случае на данном этапе развития техники (гипотетическая возможность импалнтов) и психотехники (сверхэмпатии)



Я хочу быть понятым, понятым не только концептуально, но перцептуально и эмоционально.



например, друг делиться с нашими своим состоянием — унего стоит диагноз депрессия. Я , если до этого никогда не испытывал депрессию, почти не имею возможностей ему со-переживать, кроме как на основе довольно прямых аналогий. А ну наверное депрессия, это когда мне грустно как в тот день, когда я не сдал экзамен, только сильнее и дольше.



потому в терапии важен опыт. кто то набирает его за счет прожитых лет, кто то — за сжатые состояния.



эта принципиальная неразделимость опыта делает нас очень одинокими в переживании своего внутреннего мира. мне бы очень хотелось испытать действителньто shared expirience/ Часто, когда мне особенно нужна поддержка, я фантазирую о том, как даю доступ к своему сознанию другому человеку он меня понимает и мне становится легче.



проблема в том что даже собственный опыт мы не можем воспроизводить в себе и редко имеем к нему доступ, вынуждены использовать костыли в виде слов,